“Pie tēva”  (2008)

Ņemsim trīsdimensiju telpu. Viena dimensija tajā ir personība ar atkarību vienā un attīstību otrā galā. Otra – ģimene ar telpu starp matriarhātu un patriarhātu. Bet trešā – mitoloģiski-reliģiskā ar politeisma un monoteisma attiecībām. Un tad mēģināsim būt ļoti drosmīgi, pat pārgalvīgi, apliecinot – laiks tomēr ir lineārs (attīstība, patriarhāts, monoteisms), nevis cirkulārs! Bija pagātne, ir tagadne un būs nākotne. Vai – es ar visu sevi pašu esmu atbildīgs, lai šī civilizācija neietu bojā. Kāda ir vislakoniskākā formula, kas to visu apraksta? Pie tēva.

Tālāk – grāmatas Priekšvārds ar instrukcijām, kā to lasīt; Saturs ar visu, kas tajā ir; mākslinieces Ievas Krūmiņas Ilustrācijām grāmatai, kā arī Indeksu, kurā apkopoti visi grieķu mitoloģiskie personāži, kuri atrodami vai nu grāmatas tekstā vai (un) klātpieliktajās Shēmās un kuru dēļ šī grāmata var tikt izmantota arī kā savdabīga grieķu mitoloģijas ģenealoģiskā vārdnīca.

 

Л.Калинникова,

Dr.psych,

Высшая школа психологии

Латвия, Рига

 Путь к Отцу

(В.Рудзитис «К отцу»)

Книга, которую держишь в руках – подарок нашему ЭГО для понимания архетипов бессознательного. Автор попытался очень красочно, иногда – поэтично, но всегда логично доказать идеи, выдвинутые еще К.Юнгом (1935)[1]. Очень элегантно нас вводят в мифологический мир с экскурсами в психотерапию. Нам предлагается своеобразный взгляд на развитие человеческой психики, ее проявления в мужском и женском мирах, в отношениях между родителями и детьми.

Опираясь на понимание К.Юнгом архитипичности психики, автор доказывает идею о запрограммированности человеческой психики мифологическими образами и элементами. С одной стороны, это делается методом сравнительного анализа судьбы мифологических героев и персонажей, связывая их с ценностями и направленностью отношений в период матриархата и патриархата. С другой, – путем анализа проигрывания ролей в семье, которые связаны с данными ценностями. Суть роли – именно в них, спрятанных глубоко в бессознательном или в подсознании. Эти роли – зеркальное отражение архетипов Отца и Великой Матери, Героя и Козла Отпущения. Данные роли явно проигрываются именно тогда, когда в семье, например, что-то не так. Но они могут проявляться в разные периоды жизни человека, особенно, в моменты кризисов, как возрастных, так и семейных. В этом смысле миф показан как своеобразное предостережение, но в то же время как информация о возможных выборах и смыслах. Автор рассматривает этапы развития психики, показывая проявления самых темных, диких ее пластов, раскрывая символический смысл хаотичных образов.

Акцент в книге делается на анализе архетипического развития психики в связи с мифологическим описанием периодов развития человеческого рода. Эти периоды связываются с развитием первородных начал – архетипов Отца и Великой Матери. Показывается, что потомство данных начал – те силы, которые таятся в психике человека, развиваясь вместе с ней, двигая вперед или, наоборот, мешая движению. Эти силы в образе стихий, животных, загадочных существ символизируют архетипы периода развития недифференцированной психики. В данный период хаоса и неведения со слабо развитым ЭГО именно темные, непонятные силы руководят человеческим поведением. В этом смысле интересны экскурсы в историю и анализ мифологических событий, влияющих на судьбы человеческого рода, предлагаемые автором. В период становления ЭГО происходит осознание внутренних сил, с опорой на разум, что позволяет осуществлять контроль за проявлениями своего подсознательного. Это период борьбы разума с хаосом в психике. Период всплесков необузданности и алогичности поведения, что приводит к открытиям с одной стороны, когда побеждает разум, с другой – к пагубным последствиям для человека. Как писал К.Юнг (1935), в борьбе ЭГО с бессознательным подчиненная функция всегда архаична, а человек всегда первобытен. Период развития ЭГО связывается с установкой на его возможности контроля, когда есть вероятность соединения чувства с мыслью, мысли с интуицией. Этот период дифференцированности функций сознания дает человеку свободу выбора. Данный анализ приводит к выводам, которые вполне сочетаются с основными положениями К.Юнга о развитии и фукционировании двух сторон человеческого сознания: эндопсихической и эктопсихичесой.

Интересны мысли автора о принципах матриархата и патриархата, проявляющиеся в ролях. Роль Отца символизирует движение, рост, стремление к самопроявлению. Роль Великой Матери – роль статичная, нацеленная на обладание и подчинение себе. Эти роли – проявления первородного начала нашей психики. На примере анализа отношений и действий мифологических персонажей автор показывает, что рассогласование данных архетипов приводит или к подавлению одной части психики другой частью, что может привести к зависимости, или внутреннему конфликту. То же касается решения вопроса о сексуальных отклонениях у мужчин и женщин. Архетип Героя проявляется в роли Спасителя, призванного изменять или толкать к изменениям.

Очень интересно для читателя объяснения автором некоторых проблем личности с позиции опытного психотерапевта. Нам раскрываются секреты психотерапевтической работы, с нами делятся техниками.

В книге затрагивается очень важный для каждого человека вопрос, вопрос жизни и смерти, а именно, – отношения к ней и с ней. Показано, что недифференцированность в сознании мира реальности и мира небытия может привести к заболеванию или страшным последствиям для огромного числа людей. «Помешательство на смерти» в данном случае тождественно «некрофилии», по Э.Фромму. Предлагается выход – очищение через страдание в процессе самоосознания. Самое подходящее место – Аид. Аид в этом смысле – место для самоанализа и «самораспятия», где страшно, потому что в человеке просыпается боль, но результатом является выход. Если этого не произойдет – обратного пути нет.

Очень своеобразен и необычен подход автора к анализу вопроса взаимоотношения полов в ракурсе развития мужского и женского начал. Изначально противоречивые и враждебные друг другу, эти начала сосуществуют в психике каждого человека. На примере развития мифологических образов и анализа отношений представителей Великой семьи (архетипические образы прародителей человеческого рода) показан путь развития мужского и женского начал, возможный итог данного развития для отдельной личности. Сквозь общий экскурс проводится анализ отклонений в сексуальном развитии мужчин и женщин, причин деструкций в поведении. Автор показывает, что в бессознательном мужчины изначально присутствует унаследованный образ женщины (архетип Анимы, по К.Юнгу), который помогает познать природу женщины. Мужчина имеет возможность справится с женским началом (подсознательным) путем его упорядочения и структурирования (работа сознания). Это приводит к управлению женщиной с помощью мужской силы, а именно – мужского разума. Мужской архетип (Анимус) в женщине вмещает в себя весь наколенный предками женщины опыт относительно мужчин. По К.Юнгу (1934)[2], охваченной Анимусом женщине всегда грозит опасность потерять свою женственность, мужчина рискует феминизироваться. В данной книге основное внимание уделяется решению именно этих вопросов. Неосвобожденная женственность в женщине приводит ее к убийствам и насилию. Женщина становится опасной для мужчин. Автор подчеркивает важную мысль, что агрессивность связана не только с мужским началом, но в такой же мере, и с женским. Побеждает всегда тот, кто может контролировать необузданность и непредсказуемость женской части психики.

Таким образом, основная идея автора, по сути, глобальна, но она решена. Нам наглядно показан путь развития психики человека на примерах поведения архетипических героев и персонажей мифов. Автор дал возможность понять, насколько информативен миф. Начинаешь осознавать, что заложенная в мифе информация является мультивариативной программой действий в различных ситуациях, часто, экстремальных. По существу, в книге путем мифологического анализа подтверждается идея К.Юнга о наличии в бессознательном человека архетипической программы поведения. Поскольку уровень развития психики человека позволяет сознанию контролировать и управлять импульсами бессознательного, заложенные программы действий могут быть и должны быть поняты и использованы сознательно.

[1] G.Jung (1935).Analytical Psychology: Its Theory and Practice. The Tavistock Lectures. – London, Henley, 1968.

* К.Юнг. Психология бессознательного. – М: «АСТ-ЛТД», «Канон +», 1998.

Publicēts: 05.08.2014
Komentāru skaits: 0